Жизнь с вич инфекцией знакомства в иркутске

Вич знакомства г. Иркутск. | ВКонтакте

ВИЧ-инфекция разрушила эти отношения. Ещё одна проблема в жизни ВИЧ-инфицированного человека связана с необходимостью принимать. Самый лучший сайт знакомств для ВИЧ положительных людей. с ВИЧ+, наш сайт так же поможет вам найти спутника или спутницу жизни. в отношении летнего жителя, заразившего ВИЧ-инфекцией четырех женщин. Андрей,ну ты хоть бы в подарок пообещял своей будущей избраннице тундру и тайгу не жмись,будь щедрее,в Иркутске же этого.

Между нами произошла первая близость. Мы с Лёшей и его сыном жили втроем. Он забирал мальчика на выходные или на несколько дней. Мне нравилось заниматься с ребёнком, я растворилась во всем этом, практически семья сложилась. У меня поднялась температура и начались сильные головные боли. Подумала, что это грипп, хотя уже лет десять ничем таким не болела. Поехали с Лёшей в аптеку, купили лекарства. Я уже плашмя лежала, прошло несколько дней, а лучше не становилось.

И Лёша, уходя на работу, сказал: Жили мы в трёхкомнатной квартире, то есть можно было в одной комнате запереться и лечиться. Его слова сильно обидели.

Собрала вещи, и он мне звонит, говорит: Решила дождаться, пока Лёша вернётся с работы, хотела обсудить. Это же не причина, если человек заболел, говорить, что всё, уезжай давай.

Он отвез меня домой и отправил смс: Мне тогда было не до. Вызвала скорую, первый раз меня не забрали. Через несколько дней я покрылась сыпью. Во второй раз позвонила в скорую, и меня увезли в инфекционку Иркутская областная инфекционная больница.

Две недели не называли точный диагноз. Ставили капельницы, температуру сбили, но сильные головные боли остались. Первый диагноз, с которым я попала в больницу, — менингит воспаление мягких оболочек вокруг головного и спинного мозга, которое может быть вызвано бактериями и вирусами.

Когда дали выписку, в ней сопутствующим заболеванием указали ВИЧ. По анализам всё было в норме, диагноз поставили после пункции спины. Врач рассказал, что я переживаю острую фазу ВИЧ-инфекции. Давность заболевания — месяц—полтора.

Одинокая женщина ВИЧ+ желает познакомиться

Высокая температура, головная боль, вялость, сыпь по всему телу — симптомы острой фазы инфекции. Эта стадия заболевания проявляется не у всех, зависит от особенностей организма. У кого-то протекает без симптомов и может длиться годами. Хоть Алексей и попросил забыть его номер, звоню — я в черном списке, пишу смс — не реагирует.

Попросила сестру привезти другую сим-карту, позвонила — не берет, написала сообщение — заблокировал и этот номер. Наши с ним контакты происходили с конца января до середины февраля, в больницу легла 28 февраля, а 15 марта узнала диагноз — ВИЧ. Вижу, сообщение прочитано, не реагирует.

Пошла анонимно сдавать анализы.

В Иркутске действует клуб взаимопомощи вич-инфицированных

Когда лежала в инфекционке, начала читать про ВИЧ, бывают так называемые ложноположительные, поэтому решила провериться дополнительно. Мне, конечно, не верилось. Всё было хорошо до того дня, когда Лёша увез меня домой. Результат анонимных анализов подтвердил ВИЧ. Фотографию результатов отправила ему, но он так ничего и не. У меня только сестры знают про диагноз. Маме не хочу говорить, боюсь, что она не переживёт. Младшая сестра, когда забирала из инфекционной больницы, не хотела домой везти, боялась, что я с собой что-нибудь сделаю.

Несколько часов мы просто по городу катались. Но я на такое не способна. Не такая смелая, если честно, чтобы взять и лишить себя жизни. Я назвала два имени — предыдущего парня, с которым семь лет были в отношениях, и Алексея. Напрямую предоставить сведения об их статусе мне отказались, поскольку это конфиденциальная информация. Думала, никогда в жизни не переживу такие унижения.

Начала соображать, какие могут быть доказательства: Он избегал знакомства с моей сестрой. Вспомнила про переписки в соцсетях. Юрист сказал мне, что в Иркутске подобных дел не было, поэтому он не знает, что делать. Пока он читал статьи и изучал российский опыт, мне не становилось. Мне два месяца было очень плохо. Я думала, что умру. Трясло постоянно, потела, теряла сознание — ужасное состояние, что даже в больницу не пойдешь.

Я вызывала скорую и не знала, что говорить, приходилось сообщать, что переживаю острую фазу ВИЧ. С юристом подготовили заявление в Следственный комитет. За это можно получить наказание до пяти лет лишения свободы. Движение своего заявления отслеживала. Встретилась со следователем, он взял у меня объяснения.

Через некоторое время позвонила ему, чтобы узнать, будут ли возбуждать уголовное дело, на что он ответил: Успела сделать скриншоты переписок с Алексеем, хоть он и удалил страницу. Предложила следователю опросить продавцов в магазинах рядом с его домом, которые видели нас. Видимо, такой стресс и отчаяние были, что я детально описала трехкомнатную квартиру, где мы жили, интерьеры комнат. Несколько страниц исписала, вспоминая предметы, их цвет, форму.

Можно доказать, что я находилась в его квартире, но подтвердить нашу близость практически нереально. Либо кто-то третий должен был увидеть нас в комнате, либо мы должны были фотографировать или снимать видео с нашими лицами в кадре. Я попросила у следователя ещё пару дней, вспомнила про совместные фотографии.

Снимала на свой телефон, ему снимки не понравились, удалил, предложил найти нормального фотографа. В итоге нашла в интернете программу и за полтора часа восстановила удаленные полгода назад снимки.

Уголовное дело в отношении Алексея всё-таки возбудили. Летом года дело передали дознавателю, но он неохотно им занимается. Мне приходится постоянно напоминать о себе, звонить, приезжать. В нашем регионе это первое дело по такой статье. Обычно те, кто узнает свой диагноз, меняют имена, фамилии и адреса. В интернете я познакомилась с девушкой из другого региона, которая посадила бывшего сожителя, заразившего её ВИЧ, на три года колонии строго режима.

О членстве в группе не надо заявлять — достаточно прийти на одну из встреч. Потому что это неформальное общение людей, которые хотят решить собственные проблемы, помочь другим людям или просто встретиться. Марина говорит, что познакомилась с Владимиром в 23 года. До этого у неё было два-три романа, одна случайная связь Прошлое, почти не оставившее следов, напомнило о себе, когда Владимир и Марина собрались пожениться.

Марина узнала, что инфицирована — одна из двоих. ВИЧ-инфекция разрушила эти отношения. Девушка решила оставить жениха, потому что боялась заразить. И ещё потому, что где-то билась мысль: Владимир не возражал против разрыва.

Он тоже был уверен, что так будет лучше — для них двоих. В группу взаимопомощи часто приходят люди, чтобы просто рассказать о.

Бывает, что ВИЧ — очередная метка, которых и так достаточно в чьей-то судьбе. У каждого - опыт одиночества, такого, что ночь кажется бесконечной, а утро настолько далёким, что о нём трудно мечтать. Тем не менее, Роман замечает: На самом деле, часто сам ВИЧ-положительный не осознаёт, когда начинает считать себя человеком второго сорта. Ещё одна проблема в жизни ВИЧ-инфицированного человека связана с необходимостью принимать лекарства.

Конечно, врачи объясняют причины назначения терапии, график приёма лекарственных препаратов… вот только дома человек оказывается один на один с одиночеством, в которое вгрызаются страшные мысли. Кто-то не выдерживает напряжения и психологически "срывается", отказывается от лечения. В областном центре СПИД в связи с назначением терапии больным, у которых началось ухудшение здоровья таких сейчас около 1,5 тысяч человек создаётся команда формирования приверженности к терапии.

В её составе Роман помогает другим ВИЧ-инфицированным вовремя и регулярно принимать лекарства. В группе поддержки Клуба "ПЛЮС" можно заранее узнать опыт других по приёму терапии или получить помощь от "равных" по лечению.

Меня интересует, была полезна группа поддержки лично Роману? Я спросил, сталкивался ли кто-то с подобным? У многих членов нашей группы такой опыт уже был от автора: